Andrei Konstantinov (ak1961) wrote,
Andrei Konstantinov
ak1961

Categories:

На велосипеде по Кольскому Полуострову, август 2015 (продолжение)

предыдущий пост

День пятый (14 августа 2015): оз. Суормус-ярви - "немецкая дорога" - Печенга

Приятно ночевать одному в тундре, зная что на десятки километров от тебя вообще нет ни одного человека - уединение и покой! Но тут покой был нарушен часа в два ночи - палатка очень уж сильно раскачивалась от ветра, рычащего в соседних скалах. "Только б не сдуло..." - подумал я и выглянул наружу. Ничего хорошего погода не обещала, ладно хоть дождя пока нет.




А тут еще ветром из палатки выдуло все накопленное тепло, я вывалил вещи из рюкзака, разложил их вдоль наветренной стороны, и, чтобы согреться, немного прогулялся по предрассветным окрестностям, да и заодно проверил обстановку. Вот выглядела моя стоянка в три с чем-то часа ночи с ближайшего холмика, даже на фото видно, как ветер выгибает внутрь стенку палатки. Зато уж полное уединение, ничего не скажешь.



Впрочем, по "немецкой дороге" нередко ездят джиперы-экстремалы, но, как правило, по ближнему участку, до развилки у озера, около которого я вчера проезжал и поворачивают на север, к западной оконечности Муста-Тунтури, где находятся какие-то особо рыбные озера, в сторону же Печенги ездят только "путешественники". Разумеется, ночью и путешественников не предвиделось, а вот звери, которые соображают, наверное, получше нас, тоже могли попробовать переждать ночной шторм в моей долине. Я достал ракетницу, устроил в тундре салют, а гильзы разложил у палатки полукругом со стороны, противоположной озеру, после чего опять отправился спать.

Но спалось недолго. Часа в четыре начался дождь, а ветер все время усиливался. Дуги палатки уже начали подозрительно трещать, а она к тому же была и не закреплена - там просто некуда втыкать крепления, под 30-сантиметровым ковром переплетенных веточек ягеля, вороники и карликовой березы - скала. Я стал задумываться, как же мне утром все собрать, а главное - саму палатку, ведь если что-то улетит, то уже не поймаешь, к тому же ветер переменился, с вечера дул северный, и если б тогда палатку и понесло, то только до ближайшей скалы, а теперь он западный, дует параллельно скалам в сторону пологого подъема - догнать никаких шансов не будет. Для решения столь сложной интеллектуальной проблемы требовался, конечно, хороший глоток, но весь стратегический запас я легкомысленно истратил вчера. В общем, около шести утра я затащил в палатку горелку и котелок, сварил макароны и вывалил туда целую банку тушенки - получилась знатная порция, за поглощением которой я провел около часа, потом собрал все в рюкзак, положил его под спину, решив покурить напоследок, а потом уже и приступать к "сворачиванию". Не успел я раскурить сигарету, как ветер приподнял наветренный край, дунул под днище и палатка завалилась набок вместе со мной и всем содержимым, сложившись как книжка. Тут я начал наконец соображать, достал веревку, отрезал от ее два куска метра по полтора и привязал за кольца и полог, и тент, к тому самому кустику, около которого вчера так удачно наметил место для ночевки. Теперь можно было и вылезать - палатку болтало ветром как парашют, но улететь она уже не могла.

Дальше все уже было просто. Палатку я, конечно, свернул не "штатно" - просто скомкал мокрую и запихал тент в чехол, а полог - в рюкзак, посмотрел по сторонам и отправился в путь. Был девятый час утра.



Дорога стала понемногу подниматься из долины наверх, дождь вроде как перестал, но ветер на гребнях буквально с ног сбивал. Я еще, собираясь, подумал - а что одевать? Решил, что шорты, так как длинные штаны должны остаться сухими, надел две футболки, толстовку, тонкий свитер, толстый свитер и ветровку, но это как-то плохо помогало. Но все же лучше, чем ничего.



Погода поначалу меня обнадежила - даже солнышко проглянуло пару раз, и все вокруг засияло красками.



А вот над моей долиной, там за небольшими холмами, очевидно, начался ливень - хорошо хоть ветер не с той стороны.



Вскоре мне попался череп и несколько шейных позвонков северного оленя. Интересно, кто это его? Если бы охотники - то забрали бы рога, типа "трофей", а тут рога были уже изрядно погрызены леммингами, которым, очевидно, не хватало кальция - в тундре ничего не пропадает.



А поднявшись на высокий холм, я нашел огромный, метра два в поперечнике, "настоящий" сейд, который нигде не касался поверхности, а стоял на маленьких камешках - "ножках"



По поводу сейдов до сих пор единого мнения нет. Я думаю, вряд ли саамы стали бы затаскивать многотонные глыбы на вершины, народ этот сложения отнюдь не богатырского, никакого тягового скота у них никогда не было, северный олень слабее лошади в десяток раз, к тому же в тундре не из чего сделать даже простейший механизм наподобие рычага. Версию про "гиперборейцев" и обсуждать не стану. Скорее всего, это природные объекты, продукт выветривания, а что до того, что саамы им поклонялись как жилищам духов - так почему бы и нет, я уже писал, что там, в тундре, все живое.

Пока я так вот медитировал возле сейда, всю вершину неожиданно накрыл дождь.



Это уже было серьезно, я и поспешил вперед. Я прикинул мои шансы. Ехать при таком ветре, очевидно, не получится, расстояние - километров 35, не больше. Мне нужно быть возле Печенги не позднее 6-7 вечера, потому как по графику будет отлив, а попасть в поселок с "немецкой" дороги можно только перейдя брод через губу Печенга, она же Петсамо-фьорд. Все, конечно, не так грандиозно - перейти надо будет маленькую веточку пролива в устье речки Каккури-йоки, но глубина там меняется от трех метров до 30 сантиметров, ширина, по карте - метров 70, не больше. Если идти пешком со скоростью 5 км в час - это займет как раз 7-8 часов, то есть я по любому успеваю, с неплохим запасом!



А тут еще, спустившись в ложбинку, неожиданно увидел раздолбанную "буханку", то есть УАЗ-462, из боковой двери выскочила большая черная собака и с лаем побежала ко мне. А радио в буханке орало так, что даже пробивалось сквозь вой ветра. На собачий лай вышел из буханки мужчина, и сильно качаясь, меня поприветствовал. Качало его отнюдь не от ветра, он сказал - "заходи в боковую дверь, а то холодно", налил мне водки, и мы с ним познакомились. Представился он как Виктор, моих лет, бывший шофер, ну и по совместительству рецидивист. По манерам и наколкам видно было, что это правда. Он устроил мне небольшую "проверку на вшивость", спросил, не хочу ли я узнать, за что он сидел, и не сидел ли я. И формой, и содержанием моих ответов он остался вполне удовлетворен, задал главный вопрос - "У тебя наверное, денег много. Не боишься, что зарежу и в тундре выброшу, никто и не найдет", на что я вполне правильно ответил, что всякое может быть в жизни, но вот прямо сейчас лучше еще водки выпить, а то холодно. Он проникся ко мне искренней симпатией, разлил остатки водки и сказал - "А теперь я тебя подвезу, тащи вещи в машину!" Это было некстати, дорога узкая, по склонам, вся из камней размером с арбуз, ну, конечно - "буханка" это машина-зверь, но водитель совсем уж пьян.

Салон "буханки" был завален всяким хламом, но я как-то устроил велосипед и рюкзак и потом только заметил, что на переднем пассажирском сидении спит еще один мужчина, помоложе, в состоянии полной алкогольной анестезии. Виктор, заметив мой взгляд, объяснил - "Это друг, он чего-то сошел с дистанции. Мы тут уже второй день пьем, традиция у нас!". И мы тронулись... Отказаться от поездки было ну никак невозможно - нельзя ж слабину показывать, не по-пацански будет. Я с ужасом смотрел в закапанное боковое стекло на обрыв под нами, а Виктор рулил, не глядя на дорогу - он повернул голову назад и разговаривал со мной. Адреналин....

Но проехали мы совсем чуть-чуть, километра четыре, заехав на гребень возвышенности, Виктор передумал спускаться и заглушил мотор, сказав - "Прости, брат, дальше мне, пожалуй, не надо ехать, но - пока еще одну бутылку не выпьем, я тебя не отпущу!". Он перелез ко мне в салон и откопал в хламе целую бутылку и большую банку тушенки. Мы еще час сидели с ним и разговаривали, и я понимаю - без этих 300 грамм и полбанки мяса я бы, пожалуй, до места назначения и не дошел - там буквально ощущаешь, как из тебя уходит тепло.

Виктор помог мне вытащить вещи и укрепить рюкзак на багажнике, спросил - "А не страшно тебе туда идти?" Что делать - надо! Тогда он вернулся в "буханку", порылся там в хламе и подарил мне совершенно прикольную вещь (не могу написать о ней здесь...), сказав - "Мало ли чего, а в тундре пригодится!". Таких подарков мне еще не делали.

Я завернулся в капюшон и побрел по дороге. Где-то через километр я поднял наконец голову и в изумлении произнес - "Господи, тундра-то какая красивая. Никогда такой не видел...."







Такие вот сказочные ландшафты тянулись примерно километров 20 с небольшим, дождь и ветер не прекращались, но я уже приближался к последнему перевалу, за которым будет Петсамо-фьорд. Водка с тушенкой в организме уже выработались, я остановился передохнуть у ручья и доел свою горбушку, оставив корочку - на всякий случай.



Там слева от дороги на склоне находился весьма примечательный сейд, сфоткал его издалека на "зуме"



За перевалом в тумане было ничего не видно, ветер, уже ничем не сдерживаемый, усилился, а дождь летел параллельно земле - такое я видел в прошлом году в предгорьях Хибин. Правда, когда дорога опустилась вниз, стало полегче, появился лесок и скоро я переходил брод через горную речку Ора-йоки, бежавшую по склону под углом градусов в тридцать. Надо бы было там набрать воды, но я был уверен, что ее везде полно. Это оказалось совсем не так.



Вскоре дорога побежала по песчаному берегу залива, я проехал танковый полигон - а значит, совсем скоро и брод, по которому проезжают танки. Он появился через несколько километров, как раз около 6 вечера, но воды было как-то подозрительно много. Я разделся и пошел проверять - через пять-шесть шагов уже по горло. Что такое? Я вылез, оделся, воткнул палочку в песчаный берег на кромке воды, и поехал по окрестностям - согреваться и искать воду, уже питьевую. Ничего подходящего не нашлось, а когда я через полчаса вернулся, оказалось, что вода, наоборот, прибывает. Это уже была беда. На самом деле мне нужно было немедленно разворачивать палатку, зажигать горелку внутри, сушить вещи и пытаться согреться, я почему-то этого не сделал. Я совершил ошибку - а Север ошибок не прощает. Я был весь мокрый, ветер с залива дул пронизывающий, а температура воздуха, как мне потом сказали, не превышала в тот день +7. Надо было бы и штаны одеть, длинные, сухие - но какой-то рефлекс по поводу того, что "штаны нужны на ночь", меня затормозил, и я и этого не сделал. Меня уже и дрожь не била - начало сводить спинные мышцы, в общем, оставалось мне часов пять до конца. Какая-то апатия овладела - типа "да и ладно...", я сел за куст на корточки и стал жечь таблетки сухого спирта. Разжевал последнюю корочку - она согрела меня на пятнадцать минут, и я стал дремать. Совсем рядом был противоположный берег, на нем - "огневой городок" местного гарнизона, но там никого нет - только когда стрельбы, ставят какого-то часового. И еще на том берегу у вояк была поставлена землянка, с трубой - 70 метров до нее, и никак! Можно, конечно, и переплыть, ну а вещи?

Вдруг с того берега кто-то закричал - "Парень, ты живой там или нет?" Там появился мужчина, притащил откуда-то одноместную надувную лодку и приплыл на мой берег. "Давай скорее в лодку, она сдувается - можем не успеть переправиться". Я отцепил рюкзак, кинул его мужчине за спину, поставил между нами велосипед и мы оттолкнулись от берега. Лодка, мало того, что одноместная, была наполовину сдутая, и я, сев на корму, понял - корма опустилась ниже ватерлинии, вода потекла внутрь. "Спокойно, успеем", сказал мужчина и приналег на весла. Уже переплыв полпути, я понял - нет, не успеем! "Держи лисапед, я спрыгну" - и, кинув велик мужчине, я скатился с кормы. Берег близко, глубина всего по пояс уже там, я стал выталкивать лодку, тут появился еще один мужчина, постарше, подхватил мои вещи, потом меня - ура!

Я выжал шорты и зашел в землянку, где мне налили водки, все что было, дали бутерброд, а потом горячего чая. Это оказались охотники, одного звали Юра, который меня перевозил, другого, постарше, Николай Федорович. Поглядев на меня после чая, Юра сказал - "Ну вот, на человека стал похож, а то был как покойник белый"

Я стал благодарить их за чудесное спасение, на что мне было сказано - "Не благодари! Мы - люди тундры. Ты, приезжий, просто этого не понимаешь". Я не согласился - я ведь не приезжий, я вырос почти что здесь - тогда они сказали, что в таком случае я успею в магазин до часа "икс" (было пол-девятого), там километра три, а они пока посидят и покараулят мой рюкзак.

Я сгонял в Печенгу, купил водки-хлеба-колбасы, а когда вернулся, охотники уже притащили из "огневого городка" какую-то деревяху, частично порубили ее топором и разожгли огонь в "буржуйке".

"Ну - сказали они - теперь грейся, сушись, землянка в твоем распоряжении, мы же пошли на охоту! Прощай, друг, будь здоров!"



следующий пост

Tags: каккури-йоки, кольский полуостров, петсамо-фьорд, печенга, тундра
Subscribe

promo ak1961 september 29, 2017 14:25 5
Buy for 10 tokens
Каждый, кто приезжает в Псков, замечает резкое отличие архитектурного стиля южной части Завеличья от всего остального города, причем как старых, так и относительно современных его кварталов. Район к Западу от реки Великой (и к югу от Рижского шоссе) был, вообще говоря, спроектирован в конце 19 века…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments