Andrei Konstantinov (ak1961) wrote,
Andrei Konstantinov
ak1961

Category:

На велосипеде по Кольскому Полуострову, август 2019, восьмой день - Столица Арктики

предыдущий пост

Как раз вчера 4 октября, Мурманск праздновал День Города. Именно 4 октября 2014 года в Российской Империи официально появился новый город – Романов-На-Мурмане. Собственно, «мурман» - искаженное «норман», «нурман», или, как еще говорили, «нурманский берег» - так называли эти места новгородцы, основавшие здесь первые славянские поселения еще в 16 веке – Колу и Печенгу. Говорят, в былые времена русский «нурманский берег» простирался гораздо дальше на Запад, чем сейчас, но со временем «нурманам» удалось-таки «отжать» изрядную его часть, и теперешняя граница между Россией и Королевством Норвегия была демаркирована только в середине 19 века.

Тогда, в самом конце 19 века, Кольский полуостров входил в состав Архангельской губернии, И, согласно переписи населения от 1895 года, население его состояло из «8590 душ обоего пола, из коих русских 5720 человек, финляндцев 810, норвежцев 220 и лопарей 1940». Но это – на весь Колський полуостров, а собственно на «мурманском берегу», от Варангер-Фьорда до Святого Носа – так и вообще не более 2 тысяч человек!

Кстати, что касается «лопарей», то есть народа саами, то и в Российской империи, и СССР, и в России их количество остаётся примерно на одном уровне уже на протяжении более ста последних лет, что-то в пределах 1900 – 1700 человек. И дело тут не в «имперской политике», а в неизбежной ассимиляции – сегодня больше половины этнических саами на Кольском состоят в смешанных браках с русскими. Или, как в случае с поселком Ловозеро – с коми-ижемцами.

Так вот, и в Мурманске, из 300 с лишним тысяч его населения, сегодня преобладают, конечно же – русские. Последняя перепись также говорит о том, что в Мурманске 4,6 % населения — украинцы, а 1,6 % — белорусы. Остальные народы проходят по графе «прочие»….




Я сначала не собирался останавливаться в Мурманске на целый день, поскольку меня ждал не просто дальнейший «маршрут», а самая главная, самая «феерическая» его часть - поездка на южный склон Муста-Тунтури и дальше, в Лиинахамари. Вечером, устроившись в хостел, я сбегал в ближайшую «пятерочку», где закупил все необходимое для полноценного отдыха. Оставался один нерешенный вопрос – куда девать велосипед? В этой, прошу прощения, «Русалочке», не имелось никакого пригодного для велосипеда помещения. Администратор мне посоветовала «пристегнуть у крыльца на заднем дворе», абсолютно правильное решение, да только вот замок-то у меня сломан! Посовещавшись со мной, она предложила поставить велосипед в бойлерную, правда – для реализации этой идеи требовалось проявить чудеса акробатики. Ну – с этим у меня никаких проблем! Однако пока ставил велик в бойлерную, в хостеле нарисовался еще один персонаж на велосипеде, совершенно мокрый и синий от холода…. Разумеется, его лисапед тоже немедленно отправился в «бойлерную» вслед за моим, я же договорился с тем человеком встретиться в столовой после душа.

Этот дядька, по имени Сергей, из Санкт-Петербурга, ездил «с группой» на Рыбачий и Средний. В самую плохую погоду! Крыша у Сергея была слегка, разумеется, поехавшая, он как-то невпопад отвечал на вопросы и путался в географии. Однако, после того как я угостил его коньяком, Сергей сумел вполне внятно мне изложить историю своей поездки на Рыбачий при +7 градусах, дожде и штормовом ветре. В общем-то, на мой взгляд, в этом нет ничего особо «экстремального», но – Сергей ведь в первый раз был на Кольском! И, как я понял, возможно – в последний… Но, думаю, ничего – отогреется, отоспится, откормится – и снова туда потянет, по себе знаю. Кто тут еще катался по Кольскому на велосипеде – отзовитесь, напишите, что вы по этому поводу думаете!

Утром, часов около семи, слегка проснувшись, я набрал в «гугле» слово «УРНО» - это «норвежский» прогноз погоды для Кольского полуострова. Выглядит он примерно вот так. Прогноз оказался «пессимистическим» – семь-восемь градусов тепла и дождь. Повторять подвиги коллеги Сергея из Питера мне не хотелось, и я снова лег спать, решив посвятить остаток дня прогулке по городу и отдыху.

Где-то около часа дня я наконец встал, надел подсохшую ветровку и «длинные» штаны и пошлепал в город пешком. Для начала – пообедать в моей любимой «пельменной» около автовокзала, а потом просто погулять и, по возможности, купить новый велозамок. Он там, вообще говоря, не слишком-то и нужен, но без него как-то некомфортно.

На улице накрапывал дождь, и Столица Арктики была затянута низкими облаками



На одной из улиц юные «граффитчики» разрисовывали забор. Сначала из их компании мне попался весьма симпатичный, но очень застенчивый мальчишка, который наотрез отказался фотографироваться, однако рядом оказались его коллеги, красивые юные девушки Катя и Настя, которые с удовольствием согласились быть «запечатленными» на моей камере.



Ну улицах Мурманска веяние времени – вывески на китайском языке! Как-то сразу вспомнился «чернушный» анекдот из советских еще времен, про «очередной вооруженный инцидент на китайско-финской границе»…



Кстати, про войну – вот памятник Герою Советского Союза Анатолию Бредову, чьим именем названы улицы сразу в нескольких городах Кольского полуострова, включая и мой родной Мончегорск. А подвиг свой Бредов совершил как раз в тех краях, куда я и направлялся. Из информации в наградном листе известно, что пулемётный расчёт Бредова за один день уничтожил около 80 немцев, но его пулемётная точка была обнаружена и окружена немецкими войсками. Патроны у расчёта закончились, а в живых остались лишь командир Анатолий Бредов и наводчик Никита Ашурков, которые стали кидать в окружающих их позицию немцев гранаты. Когда осталось две последние гранаты, Ашурков встал во весь рост и со словами: «Русские в плен не сдаются! Получайте, гады!» метнул гранату в гитлеровцев. После чего Бредов и Ашурков обнялись и подорвали последней гранатой себя и пулемёт. Самое удивительно – Никита Ашурков остался жив! Умер он в 1997 году, в своей родной деревне в Курской области. А Звезду Героя Советского Союза получил тогда же, во время войны, вместе с Анатолием Бредовым.



Надо сказать, что во время Войны Мурманск был практически полностью уничтожен немецкой авиацией, и все «старые кварталы», что мы видим сейчас, заново построены в конце 40-х – начале 50-х годов, и они очень интересно сочетаются с «поздними» советскими новостройками конца 70-х.



А так в центре, конечно, доминирует «сталинская классика», но – покрашенная в характерные для Заполярья яркие, радующие глаз цвета.



Я в Мурманске уже то ли седьмой, то ли шестой раз, но все как-то «проездом», и до сих пор знаю город очень фрагментарно. В поисках «велосипедного магазина» я направился в знакомый торговый гипер-супер-пупер-центр, который там у них называется то ли «Азимут», то ли «Меридиан». По дороге ко мне подошел какой-то подозрительного вида мужик и начал что-то невнятно бормотать на тарабарском языке. Оказалось – он предлагал мне поменять валюту на рубли по весьма выгодному курсу! Звали этого персонажа Лехой, он бывший моряк, а нынче, в «новых экономических условиях», подрабатывает уличным «валютчиком». Он сдуру принял меня за «финика», то есть – за финна. Подвел, однако же, товарища Леху его жизненный опыт! Я, конечно, разговорился с Лехой о всякой всячине, и заодно спросил про «велосипедный магазин». Объяснение было предельно точным – «пойдешь по этой улице, а там спросишь, где тут ментовка, тебе всякий покажет. Как раз напротив ментовки и будет твой магазин».



Разумеется, новый замок был мною успешно приобретен. А рядом со спортивным магазином имелась какая-то забегаловка (их там миллион…), возле которой стоял своеобразный памятник персонажам советского кинематографа – Трусу, Балбесу и Бывалому. Жить – хорошо! А хорошо жить – еще лучше!



Я прогулялся до Кольского залива, полюбовался мостом, по которому мне предстояло ехать завтра, и отправился обратно в «Русалочку». Пешком идти было лень, и я подъехал несколько остановок на автобусе. Сколько там стоит проезд – не знаю, во всех автобусах и троллейбусах Мурманска принимают оплату бесконтактными банковскими картами.

В хостеле на кухне я познакомился со своими соседями. Рядом жили двое мужчин из Дагестана, бульдозеристы на стройке. Надо сказать, что кавказцы вообще и «даги» в частности – люди очень приятные в неформальном общении, они пытались там меня чем-то там угощать, но я был настолько замотан, что извинился и оправился к себе в номер. Пора было спать. Что будет завтра?



следующий пост
Tags: кольский полуостров, мурманск
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ak1961 september 29, 2017 14:25 5
Buy for 10 tokens
Каждый, кто приезжает в Псков, замечает резкое отличие архитектурного стиля южной части Завеличья от всего остального города, причем как старых, так и относительно современных его кварталов. Район к Западу от реки Великой (и к югу от Рижского шоссе) был, вообще говоря, спроектирован в конце 19 века…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments