Andrei Konstantinov (ak1961) wrote,
Andrei Konstantinov
ak1961

Categories:

На велосипеде по Кольскому Полуострову, август 2019, вечер второго дня - Планета Хибины

предыдущий пост

Я прибыл на Хибинскую КСС где-то уже в третьем часу дня. Кроме собственно «хозяйства» КСС, включающего в себя домик для дежурной смены, радиостанцию, гараж, да пару сарайчиков с живностью, в «поселке» еще есть «гостиница» с ценами не смертельными (2500 за койку, душ за 300, обед из трех блюд в пределах 1000, чай за 150), общедоступная дровяная баня и еще некий гостевой домик без «удобств», но с ценами, как мне сообщили (без конкретики) – «более чем социальными». Говорят еще, что в крайней ситуации можно переночевать у спасателей практически бесплатно, но у меня «крайние ситуации» не планировались, потому начал я с обеда, но скромненько, ограничившись порцией пельменей за 300 руб.

Мною запланировано было посетить озеро Академическое – один из самых популярных и при этом самых доступных туристических объектов в тех краях. Собственно, другой популярный «радиальный» поход – на перевал Северный Чоргорр – однозначно отпадал по причине облачной погоды и отсутствия нужной экипировки. Теперь надо куда-то поставить велосипед и двигаться дальше, время – три часа дня, четвертый уже! Мне порекомендовали обратиться к дежурному спасателю. Он там, оказывается, совсем один на смене! Прямо-таки the lone ranger, «одинокий рэйнджер», был такой культовый персонаж в американских комиксах про «дикий запад». Впрочем, тут, на Севере, постоянно наблюдается некое взаимопроникновение культур. Не иначе как тут когда-то в славные 70-е готовили декорацию для фото на обложку очередного альбома Led Zeppelin - натура на сто процентов соответветствующая!




Но российские реалии совсем иные! Упомянутый американский lone ranger из комиксов, насколько я знаю, совсем не одинок в своей нелегкой жизни – с ним постоянно тусит какой-то индеец. И вообще, ведь этот американский "одинокий рэйнджер" был, как у них говорят, really the action hero, "настоящий герой боевика", а нашего же хибинского одинокого рэйнджера все называли просто Славиком, и, когда я к нему обратился, тот шел с ведерком в руках кормить куриц... Славик предложил поставить велосипед в пустой сарайчик рядом с курятником, но я все же оставил его просто под навесом, рядом с грузовиком МЧС.

Славик весьма скептически посмотрел на мои кроссовки и шорты. Заметно, что он хотел спросить – «а ты в горы-то вообще ходил?», но, очевидно, стеснялся. Я гордо сообщил, что в прошлом году один четыре дня бродил по Монче-Тундре! Славик не удивился. Было заметно, что он давно тут служит спасателем, и уже немало повидал всяких безбашенных путешественников, однако заметил, что вообще-то в такую низкую облачность тут обычно далеко не ходят, но можно прогуляться до перевала Южный Рисчорр. Как он сказал - и впечатлений кучу получишь, и фотосессию устроишь, но дальше перевала на юг не ходи, все равно ничего не увидишь в облаках, а проблемы можешь поиметь.

И я отправился в путь. На дороге мне махали руками немцы-экстремалы из той самой колонны «бимобилей» - они собирались проехать пару километров дальше, до озера Гольцового, и заночевать там. Слева на картинке – гора Куэльпорр, 900+, про нее потом еще немало расскажу, когда буду описывать свою «экскурсию» по объектам атомного проекта «Днепр».



Из-за нехватки времени (по расчетам едва-едва успевал вернуться к девяти вечера) я не посетил весьма популярный у туристов водопад на реке Рисъйок, потому вот фото, сделанное ровно два года назад. Подробности того путешествия - здесь



Дорога, а точнее - колея от геологической техники - поднималась вверх довольно неспешно, но облака как-то совсем уж быстро приближались к голове. В основном дорога шла вдоль реки Рисъйок, по ущелью, и из-за сложностей рельефа постоянно перебегала с берега на берег, и ее пришлось несколько раз переходить вброд, что несколько меня напрягало. Свои водоходные босоножки я глупо потерял по дороге, они вывались через дырку из привязанного к багажникау пакета, а мочить кроссовки совсем не хотелось. Приходилось разуваться и, балансируя босыми ногами на острых камнях, переходить довольно бурный поток, рискуя свалиться и либо фотик замочить, либо кроссовки упустить вниз по течению – и то и другое было бы катастрофой. Даже и не знаю, что страшнее…

А тут еще возле самого первого брода имелась весьма соблазнительная тропинка по правому берегу! Я подумал было, что это – обход бродов, и полез наверх. Но тропинка поднялась довольно высоко, там остановилась на весьма утоптанной площадке с кострищем и - исчезла в кустарнике! Я решил не рисковать, слишком мало у меня времени, спустился обратно к реке и пошел дальше по дороге с бродами.



В одном месте реку вообще перегородил камнепад, и только с одной стороны люди проделали там проход для воды – иначе часть дороги была бы непременно затоплена.



А вообще дорога, несмотря на всю ее «внедорожность», поначалу показалась очень даже хорошей для пешего похода – с естественным твердым покрытием и практически без луж.



На Кольском, даже в центре полуострова, еще не в самых "высоких" широтах, очень ярко выражена высотная поясность. Где-то на высоте метров 350 практически сразу исчезают всякие деревья и остается исключительно тундровая растительность, а еще метров через 350 начинается горная пустыня. Как там было в романе «Территория» уже упомянутого Олега Куваева: «Прекрасна страна из желтой тундры, темных гор и блеклого неба. Прекрасно одиночество среди неизученных гор и долин. Прекрасно, что ты никогда не умрешь». Вот тут все сразу – и желтая тундра, и темные скалы, и блеклое небо, и – одиночество!



По мере подъема глубина бродов все уменьшалась и уменьшалась, и вскоре вся вода ушла под камни. Да и «дорога» тоже куда-то пропала, пришлось идти по малозаметной тропке, периодически сверяясь с GPS-навигатором, стараясь не провалиться в заросшие ягелем расщелины между камнями.



А потом и «река» свернула куда-то в сторону, и пришлось идти почти что напролом. Впрочем, местность пока еще довольно ровная и «мягкая», и тропа имеется, только не видно ничего в облаках, и весьма холодно. И еще – не видно цели! Тут ведь важна мотивация, необходимо непременно идти куда-то в определенное место. Пришлось идти по метке на навигаторе, стоящей как раз на седловине между хребтами Кукисвумчор и Каскаснюнчорр, на высоте где-то метров 900. Я оглянулся назад – а может, еще не поздно вернуться?



Главное теперь – не прозевать, как говорят альпинисты, «взлет» на перевал - иначе упрешься в опасные обрывы и заблудишься в облаках. К счастью, в начале «взлета» высота уже превышает 700 метров, а это - зона «горной пустыни» в заполярных широтах, и туристическая тропа довольно неплохо видна на грунте, практически лишенном растительности.



Подъем там «средней тяжести» - не столько крутой, сколько сыпучий, делаешь шаг вперед – и сползаешь на полшага назад, потому альпинистская палка просто необходима. Но у меня ее не было, и последние 200 метров подъема дались мне весьма нелегко. Ближе к вершине перевала крутизна начала уменьшаться, а вот ветер, дувший теперь, почему-то, с юга, многократно усилился и толкал обратно. Да и не видно там и правда – совсем ничего! Я вспомнил совет спасателя Славика – не спускаться на южный склон, потому опустился метров на двадцать вниз, обратно на север, сел спиной к ветру и решил немного отдохнуть. Ну – и сфоткать пейзаж, конечно. Тут не то что шел дождь, а весь воздух как-то пропитан был влагой, одежда намокла вся, и с кончиков волос стекали мелкие капли. Вот такая она – планета Хибины!



Своебразное там ощущение - «на склоне» в одиночестве. Совсем даже не страшно, но ощущаешь некую непривычную для городского человека внутреннюю собранность и готовность к неожиданностям. Конечно, если человека «не готового» вот так вот взять и закинуть туда одного – ему будет не очень комфортно. Но я уже почти привык к таким ситуациям. Однако по-прежнему удивляет какое-то парадоксальное сочетание сильного ветра и оглушающей тишины. Очевидно, это происходит потому, что звук на вершинах ни от чего не отражается и полностью поглощается туманом, и сидишь ты там, простите мою латынь, совсем как в сурдокамере.

Однако стоило только остановиться – и сразу стало понятно, как же тут холодно! Вроде и не очень высоко, приходилось мне на Кольском и выше забираться, но закоченел я в этот раз весьма быстро и ощутимо. Так что впредь одеваться надо потеплее! Я поплелся по покатой вершине к «взлету», точнее уж – к «приземлению» с перевала, и вообще скажу, что спуск намного тяжелее, чем подъем! К тому же замерз я так, что пальцы на руках перестали разгибаться, им надо мне поскорее двигаться вниз, в теплый мир!



Где-то возле вот этого огромного сейда я заметил, что на противоположном берегу, похоже, тоже имеется тропа! Очень уж мне не хотелось разуваться несколько раз на бродах, очень уж тут холодно, и я решил рискнуть и отправить по той тропе, вроде как идущей в нужную сторону!



Тропинка и правда – шла по практически сухому склону, с одной-единственной переправой через вот этот горный ручей, и то через него чуть ниже водопада был наведен мостик из стальных труб – чудные дела!



Часа через полтора быстрой ходьбы, за очередным поворотом ущелья, я наконец-то увидел родные очертания хребта Путеличорр – скоро буду дома, то есть – на КСС. Ну – где-то еще через час...



Прибыв на место, я первым делом отчитался перед Славиком о возвращении, выкатил свой велосипед на полянку у ручья, распотрошил рюкзак и достал согревающий напиток. Надо было как-то прийти в себя. Возле КСС бродили закутанные туристы в теплых шапках и шарфах, и вдруг я увидел двух парней, один из которых был одет в шорты! Вот это да… Я подошел и поздоровался – «Привет, коллеги!», но они никак не отреагировали. Тогда я поменял интонацию – «Здорово, пацаны!», и опять - ничего. И только на совсем уж дурацкое «Хай, пипл!» парни отреагировали. Оказалось – американцы! Один – высокий, жизнерадостный, арийской внешности (который в шортах), зовут его как меня – Andrew, другой же - низенький и смуглый, то ли латинос, то ли еврей, по имени Evan, вид имел озабоченный, постоянно хлопал себя по щекам и повторял - «Оh fuckin' mosquitos!»

Показалась мне эта фраза чрезвычайно смешной, я перевел на русский (дословно…) и быстро научил американцев ее выговаривать практически без акцента! Все же – талантливая нация, однако… Но по-русски они не говорили абсолютно! Поболтав с ними по-английски о всякой всячине, я выразил свой искренний респект – не зная языка, путешествовать по таким непростым местам в России! Оказалось, что с ними еще должен быть их русский друг, но он куда-то там пропал, и им срочно нужно найти местного рейнджера. Я пошутил насчет the lone ranger и показал им на синий домик с эмблемой МЧС, сообщив, что там и есть здешняя ranger station. Разумеется, я предложил услуги переводчика, но парни поблагодарили и сказали, что этого не требуется. Очевидно – хибинские рейнджеры неплохо знают английский язык!

Покончив с американцами, я вернулся на свою стоянку около ручья и начал готовить ужин. И тут ко мне пришли даже не гости, а настоящие продовольственные инспекторы! Пришлось угощать их колбасой… Этого большого маламута зовут Айка, а рыжий красавец мне не представился.





Время же приближалось к одиннадцати вечера – пора ставить палатку и спать!

следующий пост
Tags: кольский полуостров, куэльпорр, хибины
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ak1961 сентябрь 29, 2017 14:25 5
Buy for 10 tokens
Каждый, кто приезжает в Псков, замечает резкое отличие архитектурного стиля южной части Завеличья от всего остального города, причем как старых, так и относительно современных его кварталов. Район к Западу от реки Великой (и к югу от Рижского шоссе) был, вообще говоря, спроектирован в конце 19 века…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments