Andrei Konstantinov (ak1961) wrote,
Andrei Konstantinov
ak1961

Categories:

Зимняя поездка на велосипеде в Изборск, 17 февраля 2017 года (Масленица и снегопад)

Вчера как-то хотелось продолжения "велозимы", но, поскольку с вечера пятницы всю ночь шел снег, и утром тоже так и не закончился, то очевидно, все лесные дороги были непроезжими для велосипеда, потому первоначальные планы пришлось отменить и просто - поехать в Изборск. От подъезда моего дома до крепости на Жеравьей Горе - 36 с небольшим километров, получится суммарно километров 75 туда-обратно, засветло - не проблема.

Вообще Изборск в велосипедных поездках - место особое. Обычно, когда возвращаешься откуда-то издалека, то, присев отдохнуть у магазина, думаешь - "ну вот теперь я и дома...".

Обычно зимой в Изборске мне и приходилось бывать именно так - проездом. Конечно, я приезжал туда зимой и целенаправленно - но все время попадал как-то в темное время суток, поэтому не осматривал "достопримечательности" в зимнем убранстве, и уж тем более их не фотографировал.

Самое трудное на велосипеде зимой - выбраться из города на трассу. Хоть город наш и не очень большой, но до последнего светофора на Рижском шоссе - примерно 10 километров, и это не через центр, а напрямик - через окраины и промзону. Когда я, уже в двенадцатом часу дня, туда выбрался, то снег усилился, а машины шли непрерывно, и я уж подумал - а не вернуться ли? Но - это, конечно, было бы бесчестием... Я оглянулся назад, сфотографировал "последний светофор", натянул шапку на глаза - от снега - вздохнул и покатил на Запад.




Тут совсем недалеко, километров 10, до бывшей советско-эстонской границы. После распада Империи свободная Эстония свободно отхватила себе изрядный кусок территории, на которой, в общем-то, эстонцы исторически никогда и не проживали - Petserimaa. Там жил народ сето, осколок древнейшего автохтонного населения Европейского Северо-Запада, который, в целом сохранив свою культуру, подвергся как эстонскому (в отношении языка), так и русскому (в отношении религиозном) влиянию. Русские иногда называют seto rahvas "полуверцами", но это - без какого-либо презрительного оттенка или элемента дискриминации. Просто в Печорах есть православный храм Великомученицы Варвары, где служба частично ведется на языке сето. А вот школы на языке сето в Печорах нет - там есть только школа на эстонском! Язык сето до сих пор - бесписьменный. Как, впрочем, и гораздо более распространенный карельский - вместо него в целях литературных карелы пользуются финским. Но это - уже совсем другая история...

А вот и граница. В "перестройку" какие-то горячие эстонские парни поставили тут пограничный столб с табличкой "Eesti Vabariik", на которую настолько никто внимания не обращал, что простояла она аж целый день, пока кто-то не позвонил в "компетентные органы" и те не "восстановили порядок".



Отсюда уже недалеко, километров 15, до Изборска. Наряду с Полоцком, Изборск является древнейшим городом славян-кривичей, основанным еще до прихода Рюрика. Но если Полоцк - процветающий современный город, то Изборск (или, как нередко называют - Старый Изборск) - заурядная деревня в составе Печорского района Псковской области.



Местность там весьма холмистая, и где же стояло "самое первое" поселение -уже трудно сказать. Регион был весьма неспокойный, и люди нередко меняли место проживания после очередного набега. Из сохранившегося осталось так называемое Труворово Городище, куда я в этот раз не пошел, ибо смотреть там зимой нечего, и, конечно, знаменитая крепость 14 века на Жеравьей Горе. Попал я в этот раз туда на Масленицу, и народу приезжего было столько, что я едва протиснулся по узкой кривой улочке со своим велосипедом...



Издалека крепость выглядит весьма фундаментально и "аутентично", но это - издалека. Там все было подлинным до 2010 года, пока, "под лавочку" 1150-летия Изборска, власти не организовали масштабную "реставрацию", превратив чудесный исторический памятник в пошловатый диснейленд. Кто-то из подрядчиков уже мотает вполне реальные тюремные сроки, но - не за разрушение памятника, а за хищение средств (60 лямов, согласно проверке Счетной Палаты). За "разрушение" же притянули под следствие директрису музея (не стану называть ее имя), но она она представила такую кучу бумажек, начиная от того, что сын ее болен, и кончая характеристиками "за непорочную службы", что "компетентные органы" пустили слезу и помиловали "бедную" женщину.

И что это такое за конструкция, хотел бы я знать?



А это - Никольский захаб с Никольскими воротами. Надо же было очередной "непорочной" директрисе поставить ларек с надписью "касса" как раз под ликом Святителя Николая! Впрочем, как только в Изборске запахло деньгами, там начался дикий разврат. И я сам грешен - когда в 2015 году г-н Месхиев снимал очередную "нетленку" - идиотский фильм под названием "Стена", про нашествие поляков на Смоленск, мы с другом подрабатывли в "массовке". Работа - скучнейшая, заключается в одевании, гримировке и ожидании (часов пять-шесть) съемок. Но - мы сумели внести в нее приятное разнообразие. Изображали мы тяжело раненых защитников Смоленска, и так вот, в исторических костюмах, "в гриме", в кровище и пороховой гари, пошли из крепости в гастроном, по дороге обращаясь к многочисленным туристам - Lady and Gentlemen, do you want to make picture with the heroes of Ancient Russia? Just one hundred roubles for one shot! В итоге, пока шли километр - насшибали на две бутылки коньяка. Ну и обратно - на закуску...



Купленный в кассе билет за 100 рублей дает право целый день болтаться по окрестностям и многократно заходить в крепость. Начал же я с посещения Никольского Собора и молитвы о даровании здравия ближним и безпроблемного возвращения домой самому себе, ибо снегопад так и не прекратился, после чего припарковал велосипед у деревца, вышел из крепости и дальше отправился пешком.



Далее я первым делом отправился на Словенские ключи - настоящие водопады, бьющие из карстовых полостей на обрывистом берегу озера Городищенского. Не совсем понятно, откуда там такие мощные потоки - что-то похожее я видел в Новгородской области, на берегу Мсты, но там выходила наружу подземная речка Понеретка, которая в нескольких километрах от того места уходила под землю. Здесь же - именно "ключи", но вода в них, увы, не соответствует норме по бактериальным показателям. Хотя - все пьют, и я тоже, и - ничего! А народу там - толпа!



А ведь я еще помню те времена, когда ни в Изборске, в "руинах", ни на ключах вообще никого не было, и в озере можно было запросто купаться без трусов! Теперь - все по другому. И даже лебедей, которые зажирели и перестали улетать с незамерзающего озера, кормят "по научному". Просто раньше все крошили им булки, купленные в местном магазине, но от них (точнее, от обжорства) у лебедей началось несварение желудка, и теперь там поставлена большая коробка с птичьим комбикормом, "за счет заведения". Ну и в итоге - настоящий птичий базар на озере.



Фотографий Словенских Ключей в интернете - миллион. Как-то коллега bokomarus, во время путешествия по Карелии, обсуждал вопрос - а стоит ли фотографировать столь популярные объекты - ведь этим уже занимались десятки тысяч человек, и среди них - даже профессионалы с профессиональными камерами? Я вот считаю - что очень даже стоит. Смотрите, какой уникальный кадр у меня получился!



Попив водички, я отправился на Словенское Поле над Городищенским озером. Там можно очень весело кататься на санках с гор, я же пошел, чтобы сфотографировать башни Талабскую и Вышку почти в том самом ракурсе, в каком они представлены на знаменитой картине Рериха "Башни Изборска". Висящее на веревочке белье добавляет постмодернистского колорита этому известному объекту...



Ну а после я поспешил обратно в крепость. Вот - башня Луковка, единственная "не боевая" башня, расположенная внутри периметра стен. Использовалась как дозорная. Впрочем, здесь, на мысу, никто бы и не стал штурмовать стены - слишком высоко, и к высоте рукотворной крепостной стены добавляется высота природной стены обрыва Журавьей Горы.



Там в стене между Луковкой и Колокольной башнями есть такая маленькая дверца для туристов - а когда-то это был тайный проход. Он был заложен блоками в один слой, был совершенно незаметен снаружи, но его можно было ночью быстро разобрать и отправить гонца из крепости. Там же был прорыт 40 метровый подземный ход к источникам у подножия. Вот ручейки от них очень хорошо видны сверху.



А вот Луковка от той самой "дверцы". Макет катапульты и прочий хлам остался в 2015 после съемок фильма. Надо бы его убрать, но оставили, видимо - для "оживляжа".



А вот Талабский захаб после "реставрации". Как все похоже на то же самое безобразие в Старой Ладоге, которое я видел в мае 2017 года! Типа "евроремонт"...



А это - так называемая "приступная стена", единственное место, доступное для штурма. В 1501 году Ливонский орден осадил Изборск, и рыцари попытались обрушить стену с помощью артиллерии. Но то ли у них агентурные данные о толщине стены были неверными, то ли артиллерия оказалась слабовата - из затеи со штурмом ничего не вышло. Однако на стене еще 8 лет назад отчетливо были видны выбоины от попаданий ливонских ядер. Нынешние "реставраторы" все зареставривали "в ноль"...



Ну вот, пожалуй, на сегодня и все. Оставалось только найти тихое место, посидеть-перекусить, и выполнить последний, но очень важный пункт программы - живым вернуться домой. Пока не стемнело...

Tags: велотуризм, зима, изборск
Subscribe

Posts from This Journal “зима” Tag

promo ak1961 september 29, 2017 14:25 5
Buy for 10 tokens
Каждый, кто приезжает в Псков, замечает резкое отличие архитектурного стиля южной части Завеличья от всего остального города, причем как старых, так и относительно современных его кварталов. Район к Западу от реки Великой (и к югу от Рижского шоссе) был, вообще говоря, спроектирован в конце 19 века…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

Posts from This Journal “зима” Tag