Andrei Konstantinov (ak1961) wrote,
Andrei Konstantinov
ak1961

Category:

На велосипеде по Кольскому Полуострову, август 2016 (продолжение)

предыдущий пост

День четвертый (11.09.2016), на север по Рыбачьему

Ночь, несмотря на ясную погоду (а может, и благодаря ей) была какой-то слишком холодной, и именно этот факт заставил меня поменять решение путешествовать в следующие дни по "радиалкам" - ведь если опять, как в прошлом году, зависну на ночь в тундре, то изрядно замерзну. Да и маршрут в 47 километров туда и еще столько же обратно в течение одного светового дня по непонятным дорогам как-то показался тяжеловатым. К тому же вчера встретил совершенно ошалевшего коллегу, велосипедиста-одиночника, у которого случилась настоящая истерика по поводу того, что все вокруг врут о том, что на Рыбачьем по дорогам ходят медведи. "Ложь - там нет дорог!". В общем, безумный велосипедист уверял, что от Зубовской бухты он добирался двое суток из-за глубоких луж. Я тогда спросил его - а ездил ли он по "Дороге 1000 ручьев" вдоль Ловозерской тундры, но ответа внятного так и не добился. Короче говоря, я решил все же тащить с собой на Рыбачий палатку и прочие "системы жизнеобеспечения", во избежание возникновения каких-либо "экстремальных" ситуаций.



Проехать нужно было сначала по Среднему до небольшой, километра в полтора шириной и метров 5-6 высотой, перемычки между полуостровами, расстояние - около 20 километров, дорога вполне приличная. На противоположной стороне довольно узкой губы Большая Мотка виден был разграбленный поселок Большое Озерко, особенно выделялись две пустых пятиэтажки, в которых когда-то жили семьи офицеров. Кстати, где-то там была "турбаза", и даже координаты были указаны на рекламном плакатике, но я тогда по недомыслию их не записал.



На самой перемычке хорошо видны остатки канала (точнее, несколько спрямленного естественного ручья), через который, как говорят, викинги перетаскивали свои суда из бухты Озерко в губу Большую Волоковую, тем самым избегая опасного плавания вокруг Рыбачьего. Вроде как "реконструкторы" засекали время - на перетаскивание уходило менее 4 часов, а вокруг Рыбачьего, с учетом мелей и рифов - сотни полторы километров.



Дальше дорога расходилась на несколько направлений - "главное", обозначенное на карте Генштаба как основная дорога на базы северного и восточного берегов, направо - на угольный причал, где я был в прошлом году, и - налево, обозначенная Генштабом как "тропа" вдоль морского побережья. Помня про горестные стоны вчерашнего велосипедиста, я решил подождать, пока кто-нибудь поедет на машине, и разузнать подробности, а заодно и перекусить баночкой "мяса кур в собственном соку", которую разогрел на таблетке сухого горючего.

Проезжающие сообщили, что "основная" дорога и правда, разбита и затоплена, потому все ездят вдоль берега, где все вполне прилично и ровненько, по крайней мере - для внедорожников, и я бодро покатил вперед, хотя велосипед и подпрыгивал на крупных камнях. Проблема моя была еще и в том, что я, планируя изрядные поездки по асфальту, поставил довольно узкие покрышки "kenda kwick", в полтора дюйма, и накачал их до паспортного давления 85 psi. А вот дорога с таким оснащением не слишком-то согласовывалась. В сущности, это была даже и не дорога, а просто наезженная по прибрежному галечнику колея, обозначенная вешками - в старые бочки, наполненные для устойчивости камнями, были воткнуты длинные шесты.



Однако ломаных велосипедов по дороге я не увидел. А вот ломаные машины - были. Правда, эта вот, может быть, уже десятки лет там лежит - "артефакт", вовсе не украшающий здешний пейзаж.



Сочетание всех этих факторов - узкие шины, тяжелый рюкзак и каменистая дорога - привело к тому, что решил не мучиться понапрасну, а просто идти пешком, тем более что торопиться было некуда, задолго до вечера я даже и пешком успел бы на мыс Немецкий, так почему мне не прогуляться несколько километров по побережью? Между тем галечный берег вскоре закончился, и появились такие вот "зубы", торчащие из ковра тундровой растительности.



Дорога поднялась метров на 30 от берега и вроде как немного улучшилась, но появились знаменитые, столь часто упоминаемые всевозможными "велосипедистами" лужи, которые есть не что иное, как броды через ручьи. Причем русла ручьев у побережья заросли плотным низким кустарником, и обойти эти лужи зачатую и в самом деле - нет никакой возможности. Но - я постарался.



Да и погода что-то начинала опять портиться. Дорога ненадолго вышла снова на берег, перед большим подъемом на сопку, по которой она обходила мыс Коровий и "срезала" изрядный крюк вдоль побережья. По левую руку, километрах в 2-3, как раз находился мыс Земляной на Среднем, где я был в прошлом году. Сейчас его накрыло сильным дождем, который, как ни странно, двигался за мной, тогда как ветер дул в лицо. Впрочем, там такие "парадоксы" - не редкость.



Дорога пошла на подъем по совершенно голому склону, даже без растительности, усыпанному крупным курумником, и тут - ливанул дождь. Спрятаться было негде, и единственное, что можно сделать в такой ситуации - одеть капюшон, встать спиной к ветру (желательно защищая от косого дождя велорюкзак), закурить сигарету и думать о чем-то приятном. Дождь был долгий, и думать о приятном уже стало надоедать, да и время шло, к тому же и промочило меня очень сильно. Едва дождь немного утих, я рванул вверх, выехал на освещенный солнцем склон и спрятался от ветра между теплых еще, хоть и мокрых, камней.



Дождавшись окончания водных процедур, я начал спускаться вниз, по совсем уж мокрой дороге, по которой бежали ручьи, а вздыбленные скалы вокруг напоминали то ли доисторические руины, то ли - марсианские пейзажи из "олд-скульной" научной фантастики.





Скоро я опустился к песчаному пляжу, около которого, довольно высоко, лежал всякий хлам, выброшенный штормом, и - несколько огромных, в обхват, бревен. Откуда там такие? Я решил посидеть и организовать сушку одежды, частью - на бревнах, частью - на себе, для чего употребил пол-плитки черного 70-процентного шоколада и 100 грамм коньяка.



Мне не помешало бы и искупаться на пляже, но я и так изрядно замерз, поэтому просто бегал вприпрыжку по окрестностям и планировал дальнейший путь - дорога моя на спуске разделилась, накатанная часть пошла куда-то в сторону, а "ненакатанная", как-то исчезала возле песчаного пляжа. А на той стороне залива стояло какое-то сооружение, которое я поначалу и принял за маяк на мысе Немецком, однако, сверившись с картой, понял, что это навигационная вышка на мысе Кийском, до цели же еще километров 8, наверное.




Пока я бегал и согревался, на горке показались четыре фигурки на велосипедах, бодро катившие вниз. Это оказались те четверо "разношерстных" путешественников, с которыми я беседовал по пути из музея. Тут мы с ними познакомились, это оказались две супружеские пары - два "вегана" и два "хиппи", и направлялись они как раз на Немецкий. Быстренько одевшись, я догнал их буквально на дне моря - на широкой, метров 500, открывшейся в отлив песчаной литорали, по которой и шла нужная нам дорога. Я попросил одно из коллег меня сфотографировать. По дну Белого моря я уже ездил, теперь вот настала очередь Баренцева.



Дальше был на карте небольшой ручей с водопадом примерно в километре от берега, но на песчаном пляже он был вполне проезжаем "с ходу", ну, по крайней мере - в отлив. Видите на нижнем фото справа следы от моих колес?





По всему видимому периметру побережья стояли такие вот каменные доты, давно уже заброшенные - наверное, сразу после войны.



А через несколько минут все мы увидели Океан и вполне еще действующую РЛС - почти приехали!



Увы! Я не попал на красивый мыс Кийский, на котором и стоял навигационный знак. Я в тот вечер, видимо, по причине сильного промокания организма, поддался "социальному инстинкту" и поехал вместе с теми четырьмя коллегами.... А на обратном пути, на следующий день, атмосферная ситуация сложилась таким образом, что было уже не до того. А ведь собирался я на Кийский, да и там рядом совсем, меньше километра от основной дороги. И колея туда вполне даже наезжена.

Ну а пока что, покрутившись по каким-то заболоченным дорожкам, вся компания, включая меня, выехала наконец на крайнюю северную точку европейской России - мыс Немецкий. Дальше - только Океан, а на западе синели какие-то далекие горы, возможно - северное побережье норвежского Варангер-Фьорда, по крайней мере телефон самостоятельно подключился к норвежской сети, пришлось вручную переключать его на наш "Мегафон", который работал только в непосредственной близости от РЛС - очевидно, там стояло что-то вроде репитера.

Еще стоит и работает знаменитый Вайдагубский маяк, современная 30-метровая башня которого возведена в 1966 году, и его изображение даже появлялось на почтовых марках в СССР.



Там сохранилось и старое здание маяка, без высокой башни, в состоянии разграбленном, но - вполне еще целом, даже крыша на месте. Лично я там прятался от дождя, который начался сразу же, как только мы достигли побережья.



Когда дождь немного стих, я спустился к берегу, перешагнув через извилистую линию окопов, сохранившихся там еще с времен войны, когда маяк приходилось защищать от вражеского морского десанта.



Ну вот я и достиг самой крайней северной точки России, расположенной в Европе. Немного грустно - а теперь-то куда? Только обратно, на юг. Вот он, мыс Немецкий, несколько километров осталось до семидесятой параллели, и всего-то 700 км до Шпицбергена, а сколько там до Северного полюса? Тысячи две с половиной, наверное. А до Пскова - более полутора тысяч километров, если - по прямой. Ну - почти полпути к Северному полюсу!



Берег там образуют какие-то черные сланцы, расположенные под углом градусов в 30 по горизонтали, они напоминают лезвия неких огромных ножей.



Мы прибыли как раз в отлив, и эти странные пластинчатые скалы были мокрыми, и покрытыми кое-где налипшими водными растениями. А вот и мои попутчики изучают это необычное природное явление. По крайней мере двое из них, "хиппи" Саша (54 года) и Маша (24 года), они на той фотке находятся ближе к морю, впервые были на Севере, и их изумляло буквально все, что они видели.



Да и меня, урожденного северянина, порою не оставляло такое впечатление, что я то ли сплю, то ли нахожусь на другой планете.



Конечно, было бы неплохо в таком месте побыть в уединении, ибо, как там пели Rolling Stones еще полвека назад, "two is a croud on my cloud, baby", но - социум, как известно, накладывает на человека определенные обязательства, и скоро мы все вместе отправились наверх, к старому зданию маяка.



Напоследок я на зуме сфоткал каких-то морских птиц, сидевших на скалистом островке неподалеку от берега. Интересно, как они называются? А еще на этом снимке хорошо видно, какие высокие приливы и отливы на мысе Немецком - метров 5, наверное!



Потом мы засели неподалеку от старого маяка в бывшем здании электростанции, прячась от дождя и очень холодного ветра, пили там чай и рассказывали друг друг о себе. То есть, рассказывал-то в основном я, потому что остальные были давно уже знакомы. Хорошие ребята, хоть и с несколько чуждым мне мировоззрением, с ними, в общем, при некоторой аккуратности в высказываниях не возникало никаких проблем, но вот Саша меня совершенно озадачил вопросом - "А почему здесь столько военных могил на каждом шагу? Тут что, с кем-то воевали, что ли? И кто же с кем? И когда же?". Я, грешен, не удержался от сарказма - "Монголо-татары воевали с зулусами, в 16 веке...". Хотя - кто их знает, питерских. Может, это у него была такая креативная шутка?

Воспользовавшись паузой в дожде, мы отправились искать место для ночлега. Тут надо мне сделать небольшое отступление - про мусор. Многие туристы, кто искренне, а кто и - лицемерно, возмущаются замусоренностью окрестностей Немецкого и Вайда-губы. Вроде того пишут в соцсетях, что "на целые километры тянется свалка, как будто сюда свезли весь мусор Мира". Это, конечно, не так. Свалка у поселка вполне адекватна его масштабам, а мусор так отчетливо заметен по двум причинам. Первая - климат. Мусор здесь как-то фатально не разлагается и лежит в виде неизменном долгими десятилетиями. Ну и вторая - мусор отсюда просто некуда вывозить, ибо здесь, как вы уже поняли - край земли.

А вообще да - северные поселки замусориваются катастрофически, опять же - трава-то не растет, и ничем здесь этот срач не скрыть. Надо смириться!



Радует, однако, что поселок Вайда-губа еще вполне живой - РЛС, маяк и метеостанция функционируют. Более того, мы проезжали через охраняемый "паркинг", в котором стоят десятки единиц специальной автотехники - очевидно, передвижные радиолокационные комплексы. Все это кем-то обслуживается, охраняется, обеспечиваются бытовые условия для персонала. Но вот раньше тут народу было намного больше, и, конечно, жилой сектор на окраине в основном заброшен - пустые окна, хлам во дворах.

Уже перед сном слышал разговоры в соседней палатке - "Ух, блин как круто - такой депресняк вокруг!!! Ух!!!"



следующий пост

Tags: вайда-губа, кольский полуостров, мыс немецкий, рыбачий
Subscribe

  • Дожить бы...

    Там можно и навсегда остаться. Главное - ущелье пройти. А дальше, в долине, если опять Ангел встретит, то уже не будет ни страха, ни боли. И…

  • Велотуризм. Запасное колесо.

    На Крайнем Севере ничего не пропадёт понапрасну, все пригодится! Если кому интересно, то вот время и место

  • Ангелус Силезиус, цитата, знакомая с юности...

    „ Капля, попадая в море, становится морем. Душа, соединяясь с Богом, становится Богом“ © Фраза эта, как я всю жизнь наивно…

promo ak1961 september 29, 2017 14:25 5
Buy for 10 tokens
Каждый, кто приезжает в Псков, замечает резкое отличие архитектурного стиля южной части Завеличья от всего остального города, причем как старых, так и относительно современных его кварталов. Район к Западу от реки Великой (и к югу от Рижского шоссе) был, вообще говоря, спроектирован в конце 19 века…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment